Сильнейший финансовый кризис добрался до Испании

Ставки по государственным облигациям в Испании достигли на прошлой неделе 6,5% годовых, сигнализируя о новом витке острейшего финансового кризиса в стране. Реакция долговых рынков стала закономерным итогом паники последних недель, включившей в себя фактический крах ведущего испанского банка Bankia и крик о помощи самой богатой и развитой провинции — Каталонии. А уже эти события оказались результатом постепенного ухода «под воду» всей экономики, продолжавшегося все последние годы.

Чудесное преображение
За последние 30-35 лет Испания изменилась до неузнаваемости. В начале 80-х это была бедная аграрная страна с архаичной экономикой. Кое-где сохранялись пресловутые «пережитки средневековья» и натуральное хозяйство. Значительная часть испанцев была вынуждена искать лучшую долю в более успешных странах, вроде Франции, ФРГ и Швейцарии.

Однако членство в Евросоюзе помогло кардинально изменить ситуацию. Щедрая помощь из Брюсселя и открытие европейских рынков поддержало промышленность, субсидии обеспечили подъем и модернизацию сельского хозяйства. Наконец, в страну хлынул поток туристов, а вместе с ними — миллиарды дойчмарок, франков, фунтов, а затем и евро.

Но настоящую золотую жилу в Мадриде нащупали несколько позже. Испанцы сообразили, что главной ценностью страны является не её индустрия, научный потенциал или недра, а вся территория, с её мягким и теплым климатом и историко-туристической значимостью. А это значит, что её можно отдавать под коммерческую застройку как богатым иностранцам, так и зажиточной части соотечественников.

Так в 80-е годы с места в карьер стартовал феномен под названием «бум испанской недвижимости». Вообще говоря, сходные явления существовали в тот период в большинстве развитых или полуразвитых стран мира, но Испания стала случаем уникальным. С 1985 по 2007 год цены на недвижимость подскочили более чем в три раза. Первоначальный подъем дал толчок системе ипотечного кредитования, а она в свою очередь стала раскручивать спираль роста ещё сильнее. Кредиты, зачастую субсидируемые государством, помогли подавляющему большинству испанцев обзавестись своими домами (съем жилья в стране — явление весьма редкое). «Вилла в Испании» стала обязательным атрибутом успеха как для английского банкира, так и для российского бизнесмена или чиновника.

Строительный бум потянул за собой и другие секторы экономики. Особенно расцвел банковский сектор, активы которого исчислялись триллионами евро. Кредитные организации открывались в самых глухих деревнях, а жизнь в долг стала нормальным признаком принадлежности к среднему классу. Но дело ограничивалось не только финансами. Взять, к примеру, сферу дорожного строительства. 40 лет назад об испанских дорогах можно было сказать что-то хорошее только из политкорректности, сейчас же автомобильная сеть в стране — одна из самых продвинутых и высокоразвитых на континенте.

Все шло прекрасно, и даже кратковременные экономические спады в начале и середине 2000-х годов не могли поколебать эту историю успеха в рамках целой страны. К 2007 году по ВВП на душу населения Испания сравнялась с ключевыми игроками еврозоны — Германией и Францией. В уверенности, что развитие является поступательным и вечным, испанские власти постоянно смягчали требования к банковскому сектору, впрыскивая ещё и ещё топлива в двигатель экономического бума. Позднее, кстати, стало известно, что практически все члены парламента страны были средними и крупными инвесторами в недвижимость, а иные владели 20 домами и более.

Крах «кахи» и Bankia
Bankia. Штаб-квартира в Мадриде
Разочарование наступило с началом глобального финансового кризиса 2008 года. Как и во всем мире, цены на недвижимость рухнули. Интерес у полностью затаренных клиентов к покупке домов упал. Те же самые процессы затронули и нежилой сектор недвижимости, так что десятки и сотни тысяч проектов по всей стране были прекращены и заморожены «до лучших времен». Строительные компании остались без работы.

Кризис нанёс страшный удар в первую очередь по рынку труда. За считанные месяцы количество безработных в стране удвоилось и к 2009 году достигло (впервые в истории страны) 4 миллионов человек. Речь идет, заметим, лишь об официально зарегистрированной безработице, которая ни в одной стране полностью картину на рынке не отражает. Уровень безработицы перевалил за 20% и стал самым высоким в развитом мире. Среди молодежи работы и вовсе лишился каждый второй.

Но вот финансовый сектор на первых порах все это пережил. Массового банкротства и национализации удалось избежать — но лишь благодаря тому, что правительство страны помогло финансистам запихать свои проблемы «под ковер». Банки с разрешения регуляторов продлевали безнадежные кредиты, продолжали держать давно не работающие активы в качестве перспективных и тем самым хранить хорошую мину при плохой игре. Долго это длиться, конечно, не могло.

Первые сигналы последовали ещё в 2010 году, когда серьезнейшие трудности стали испытывать так называемые «кахи», региональные сберегательные банки. Выяснилось, что они находятся буквально по уши в плохих кредитах, а между тем на них приходилась большая часть вкладов испанцев. Острый кризис кое-как замяли масштабной программой объединения и поглощения этих банков, однако в итоге вместо множества малых больных мест получили несколько больших.

И вот в мае 2012 года испанскую финансовую систему начало трясти по-настоящему. В начале месяца стало известно о том, что на грани несостоятельности находится третий по объёму активов банк в стране — Bankia. Без государственной помощи у него не было ни единого шанса.

Правительство Мариано Рахоя в спешке стало придумывать, как спасти положение. Крах такого банка потянул бы за собой аналогичное развитие событий в отношении десятков других финансовых институтов. В итоге вопрос решили просто — выдать спасительный кредит, одновременно национализировав банк. Собственно, поступили так же, как и в других европейских странах в аналогичной ситуации.

Однако выяснилось, что денег потребуется гораздо больше, чем ожидалось изначально. Правительство рассчитывало обойтись несколькими миллиардами евро, но на прошлой неделе банк объявил о том, что ему нужно ни много ни мало 23,5 миллиарда. Это, к слову, в 5 раз больше его рыночной капитализации на сегодняшний день. Но таких денег нет и у самой Испании. В специальном Фонде управляемой реструктуризации банков, который был создан во время кризиса, сейчас лежит около 5 миллиардов евро. И значит, занимать придется уже самому Мадриду.

А сделать это будет не так-то просто. Долгое время Испания выглядела образцовой с точки зрения государственных финансов страной Евросоюза. Её государственный долг составлял не более 45% ВВП, а бюджеты верстались либо с профицитом, либо со скромным на фоне соседей дефицитом. За время кризиса долг подскочил до 70% ВВП, а тяжелейшая ситуация в экономике привела к тому, что инвесторы не хотят одалживать испанцам деньги.

Регионы с протянутой рукой
На прошлой неделе ставки по 10-летним облигациям Испании достигли 6,5% годовых, что крайне близко к точке невозврата на пути к дефолту. Более того, разница в доходности со считающимися образцовыми немецкими облигациями составила более 5 процентных пунктов — абсолютный рекорд. Такие цифры ещё сильнее пугают инвесторов, что затрудняет для страны возможность выйти на международные рынки заимствований.

Новый удар последовал оттуда, откуда не ждали. В середине месяца с просьбой о помощи к правительству страны обратилась Каталония. Выяснилось, что в ближайшее время провинции нужно рефинансировать 13 миллиардов евро, а в казне на это нет ни гроша. Между тем, Каталония является самым развитым регионом в стране, а её ВВП составляет почти четверть от общеиспанского. Все это не помешало возникновению сильнейшего бюджетного кризиса, который теперь придется как-то разрешать Мадриду.

Тут стоит оговориться, что вообще-то Испания сильно децентрализованная страна. В особенности это касается финансовых взаимоотношений. Поэтому небольшой долг федерального правительства не означает, что с государственными обязательствами в стране все в порядке. Это лишь говорит о том, что значительная часть долгов висит на бюджетах областей.

И если уж о помощи просит богатая и преуспевающая Каталония, дела действительно плохи. Всего же в этом году регионам предстоит рефинансировать 35,7 миллиарда евро, и по первым сведениям (которые в Испании очень часто приходится корректировать в сторону повышения) дефицит составляет более 15 миллиардов.

Что Мадрид собирается делать с этим ворохом проблем — пока непонятно. Нужно спасать и банки, и регионы, да ещё и одновременно соблюдать европейские требования и как-то смягчать сильную рецессию, начавшуюся в стране осенью прошлого года. Выбор у Испании, собственно, небольшой: скорее всего, придется обращаться за помощью в Брюссель. А у того уже и так голова кругом идет от греческих проблем. Но Испания намного больше Греции, и последствия её финансового коллапса будут в несколько или даже в десятки раз масштабнее. В общем, политиков и финансистов как самой Испании, так и её европейских соседей ждут непростые времена. Про безработное и бесконечно протестующее население даже и говорить не приходится.

Источник: www.lenta.ru


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.