Монетные дворы Золотой Орды во второй половине XIV  в.

заставкаМЧ-36

Монетное дело и монетное обращение Золотой Орды в середине XIV в. вступило во второе столетие своей истории. Начиная с 1340-х гг. в течение последующей четверти века основная масса обращавшихся на всей территории Золотой Орды монет стала чеканиться на двух новых монетных дворах столичного региона – Сарае ал-Джадид и Гюлистане. Чеканка серебряных и медных монет на ряде провинциальных монетных дворов в этот период не производилась совсем или на них чеканились только медные монеты для обеспечения нужд местного денежного обращения.

Во второй половине 1360-х гг. Нижнее Поволжье потряс глубокий политический и экономический кризис, причины которого разные исследователи трактуют не однозначно и здесь мы не будем эти вопросы обсуждать. В результате разразившегося кризиса г. Гюлистан с его мощным монетным двором был уничтожен, а  объём эмиссии Сарая ал-Джадид резко сокращён. В тоже время в Устье Волги в 776 г.х. начался монетный чекан в Хаджи-Тархане, а в западной части Золотой Орды открылись новые монетные дворы -Орда без эпитета и с разными эпитетами Орда ал-Джадид, Орду (ал)Муаззам (Савельев,1858, №№69; 92; 201), Шехр ал-Джадид (Янина,1977, с.193-236), Ал-Джадид (Пиворович В.Б.2008, С.53-58) В Северо-Кавказском регионе возобновил активную работу монетный двор Маджара (Лебедев, Павленко, 2008, с.415-486), а в Крыму при Токтамыше вновь открылся его монетный двор (Лебедев. 2002, с.139-149). На востоке в Хорезме наряду с продолжением чеканки серебряных и медных монет впервые в монетном деле Золотой Орды был  начат выпуск высокопробных золотых динаров (Янина,1971, с.25-75). В 787-792 гг.х. Токтамыш владел Азербайджаном, где от его имени чеканились дирхемы на монетных дворах городов Баку, Дербент, Шемаха, Шаберан и Махмудабад (Лебедев, 1985, с.63-78).

С приходом в 1380 г. к власти хана Токтамыша в Золотой Орде на целое 20-летие политическая и экономическая жизнь стабилизировались, что благоприятно сказалось  и на джучидском монетном деле и денежном обращении.

Монетный двор Булгар

С приходом к власти хана Джанибека выпуск любых монет с указанием места выпуска Булгар надолго был прекращён. Лишь в начале XV в. имя Булгар вновь появится на многочисленных монетах разных ханов, но монетный двор с этим древним именем будет располагаться уже в другом городе – в Казани.

В 1983 г. А.Г. Мухамадиев высказал предположение,  что самый первый монетный двор Золотой Орды при Джанибеке  был просто переименован в Гюлистан (Мухамадиев, 1983, с.21-23). Основанием для такого предположения явилась высокая доля монет чекана Гюлистана, особенно медных, встречаемых как на городище Булгара, так и на других памятниках Булгарского улуса. Эта точка зрения не встретила поддержки у нумизматов, а в настоящее время местоположение г. Гюлистана с высокой степенью достоверности связывается с Царевским городищем на р. Ахтуба.

Повышенная встречаемость монет чекана Гюлистана, в частности пулов Хызра 762 г.х., на булгарских памятниках продолжала вызывать вопросы. Не так давно вновь высказано предположение, что повышенная доля пулов Хызра 762 г.х. с указанием  места выпуска Гюлистан, найденных на одном из булгарских памятников, возможно, вызвана их местной чеканкой, причём не только в 760-е гг.х., но и в более позднее время (Гончаров, Тростьянский, 2004, с.94).

На МНК-V, проходившей в Волгограде в 2006 г., волгоградским нумизматом Андреем Сизгановым был прочитан доклад, во многом прояснивший ситуацию в этом вопросе. По результатам проведённого им поштемпельного анализа 224 гюлистанских пулов Хызра, найденных на 4 основных городищах Нижнего Поволжья и 64 таких же пулов, найденных в Среднем Поволжье, был сделан следующий вывод. Действительно, чеканка пулов Хызра с местом выпуска Гюлистан производилась на двух монетных дворах. Один из них располагался в Нижнем Поволжье, очевидно в г. Гюлистан, второй в Среднем Поволжье, по-видимому, в Булгаре, но штемпеля для чеканки пулов в Булгаре изготавливались в Гюлистане и перевозились в Булгар (Сизганов, 2008, с.137-141). Поштемпельный анализ серебряных монет с местом выпуска Гюлистан пока никем не проводился и о возможности выпуска части их в Булгаре тоже более никто не высказывался.

Во второй половине XIV в. в кладах появилось много подражаний серебряным монетам, а в сборах на городищах, подражаний джучидским пулам. Д.Г. Мухаметшин в недавней своей работе уверенно высказался, что «.. в культурном слое булгарских памятников в огромном количестве встречаются подражания монетам Узбека, Джанибека, Хызра, анонимного чекана с розеткой» (Мухаметшин, 2006, с.361). Однако конкретных данных о доле подражаний в сборах на разных памятниках не было приведено. В тоже время среди Булгарского монетного комплекса 1946-1958 гг. объёмом в 1697 монет С.А. Янина выявила всего 11 серебряных подражаний и не упомянула ни об одном медном. Янина, 1962, с.150-182). В ещё большем булгарском комплексе 1974-1983 гг. в 2470 монет исследовавший его Г.А. Фёдоров-Давыдов не отметил вообще ни одного подражания (Фёдоров-Давыдов, 1987, с.188-204). В монетном комплексе другого крупного булгарского города Джукетау на 65 дирхемов и дангов пришлось 1 подражание, а на 276 пулов всего 5 подражаний (Лебедев и др., 2008, с.43 таблица 1). На 6 селищах Нижнего Прикамья было собрано 114 серебряных и 164 медных  джучидских монет и среди них не было отмечено ни одного подражания (Беговатов, 2005, с.45-46). Таким образом. пока нет достаточных оснований, что на монетном дворе Булгара во 2-й половине XIV в. производился чекан подражаний.

 

С 70-х гг. XIV в. в денежном обращении Среднего Поволжья началось новое метрологическое явление – массовое государственное обрезывание находящихся в обращении дангов. Монеты не делились на части, а обрезывались по краю и под разные весовые нормы. Начальная весовая норма обрезывания равнялась 1,0-1,1 г, а к концу XIV и. и всей этой акции уменьшилась до 0,47-0,48 г. (Фёдоров-Давыдов, 1978, с.55-56; Мухамадиев, 1983, с.105-112).  Скорее всего обрезывание дангов под заданное значение весовой нормы должно было производиться на монетном дворе Булгара, освобождённого от процесса чеканки монет. Примеры обрезанных дангов в сравнении с исходными приведены на рис.1.

Рис.1. Примеры исходных и обрезанных  дангов Золотой Орды второй половины XIV в.

Рис.1. Примеры исходных и обрезанных  дангов Золотой Орды второй половины XIV в.

В эти же годы в денежном обращении Булгара появляется много монет, маркированных разными видами надчеканок (далее  н/ч). Надчеканивались оба вида монет, но много чаще пулы. С.А. Янина в монетном сборе 1946-1958 гг. выявила 4 вида н/ч на серебряных монетах – Хакан (1),  Хан (1), ‘адл =законный (1) и тамга (9). На рис.2 приведены снимки четырёх дангов с н/ч Хан, тамга,  mch36-1 и  mch36-2. На пулах ею выявлено 7 видов н/ч – Абдаллах (1); Азиз хан (1); Хакан (2); 2/909 (1); Хан (10); Зофар=победа (12); «лировидная тамга» (59). (Янина, 1962, с.175-177). В настоящее время на медных пулах выявлено уже 12 видов н/ч  (Мухаметшин, 2006, с.362). На рис.2 приведено 6 пулов с разными надчеканками.

Рис.2. некоторые виды надчеканок на дангах и пулах с городища Булгара.

Рис.2. некоторые виды надчеканок на дангах и пулах с городища Булгара.

 

 

  Не все выявленные н/ч наносились именно в Булгаре, но наиболее часто встречающиеся из них, несомненно, наносились на его монетном дворе.

Рассматривая монетное дело Булгара во 2-й половине XIV в. нельзя пройти мимо одного  любопытного пула. Впервые 1 экз. его  был обнаружен в монетном сборе с Булгарского городища в 1976 г. Разбиравший монеты с городища Г.А. Фёдоров-Давыдов  счёл, что пул был надчеканен на обеих сторонах – на одной стороне н/ч состоял из слова Чекан, на другой стороне из слова Гюлистан (Фёдоров-Давыдов, 1987, с.189 раскоп LV, штык 2, участок 4). Затем на ВНК-XI была описана находка 9 таких пулов на городище Большие Атрясы в Татарстане, чеканенные одной парой штемпелей (Гумаюнов, Евстратов, 2003, с,79-81). Авторами было показано, что пулы не надчеканены, а на обеих сторонах помещено по одному слову, но чтение одного из них ими предложено другое (рис.3-1):  = Чекан / Шон(г)ат.  Опираясь на сопутствующие этим пулам 177 джучидских монет, авторы датируют эти пулы 760-770-гг.х. Городище Большие Атрясы расположено на р. Шонга и археологами и историками предполагается, что на его месте в средние века располагался «тысячедомный Шунгат» (Фахрутдинов, 1975, с. 58; Егоров, 1985, с.97).

Тогда же Д.Г. Мухаметшин обнаруживает в фондах Болгарского Музея-Заповедника ещё 2 таких пула (БГИАМЗ инв.№ 212-272/9226), происходящих с городища Булгара, а А.В. Пачкалов публикует свою атрибуцию пула. Вместо названия места выпуска, логично ожидаемого после слова Чекан, он предлагает видеть в нём имя эмитента – ﻳﺴﺎﻥ =  Исан (Пачкалов, 2004, с.113-119). Автор сопоставляет прочтённое имя с булгарским князем Асаном (Осаном) русских летописей, правившим в Булгаре в 1370х гг., а место их выпуска  относит к городу Атрячь, располагавшемся на месте Большеатрясского городища.

Подытоживая рассмотренные атрибуции следует признать, что чтение Гюлистан всё же наименее вероятное, т.к. для этого в легенде нет двух первых букв. Два других прочтения второго слова Шон(г)ат и Исан  на мой взгляд равновероятны, однако случаев, когда на монете помещались только имя эмитента в сочетании только с термином чекан, в джучидском монетном деле не известны и явно ничем не оправданы.

Однако кто бы и где не отчеканил пулы этого типа, ясно, что это была очень кратковременная разовая акция, никак не повлиявшая на денежное обращения Булгарского улуса.

Давно и хорошо известен ещё один пул, по которому имеет место широкая  дискуссия о месте и времени его выпуска (Френ, 1832 №404; Янина, 1954 №144; Гончаров, 2000, с.84-85 рис.1г; Фёдоров-Давыдов, 1987 с.177; он же, 2003, с.17;  Мухаметшин, 2006, с.359-375).  Рис.3-2.

Рис.3. сканы пулов Болгарского улуса дискуссионной атрибуции.

Рис.3. сканы пулов Болгарского улуса дискуссионной атрибуции.

1 – г. Шонгат / князь Исан ? ( 70-е гг.XIV в.).

2 – ‘Али (Дервиш ?!) Сарай / Болгар, (конец XIV / начало XV в. ?)

Первым опубликовал этот пул Х.М.Френ в 1832 г, предположительно прочтя на его о.с. место выпуска – Сарай. Через примерно 125 лет С.А.Янина среди 1697 джучидских монет, собранных  на городище Болгара выявила 34 экз. таких пулов, но согласилась с чтением Френа, хотя и со знаком вопроса. В 1987 г. Г.А Фёдоров-Давыдов описывая новый монетный комплекс с Болгарского городища в 2370 монет выявляет в нём ещё 130 пулов «Али». Находки таких пулов на городищах Нижнего Поволжья на то время совершенно отсутствовали, да и сейчас опубликована пока находка всего 1 экз. на городище Сарая XIV-XV вв. (Клоков, Лебедев, 2002, с.114 №127/4). Опираясь на это обстоятельство, Герман Алексеевич уверенно отнёс место выпуска этого пула к Болгару, а легенду  суммарно прочёл л.с. mch36-4 о.с. mch36-5 = ‘Али Дервиш.

Пул «Али» не датирован и С.А.Янина опираясь на 3 экз. этих пулов, в изученном ею комплексе,  маркированных надчеканом «лировидная тамга» в работах 1954-1960 гг. отнесла время их выпуска к началу XV в. Но время нанесения этого надчекана тоже точно не известно, видимо поэтому в работе 1962 г. датировку пула  она несколько расширила – «рубеж XIV-XV вв.» (Янина, 1962,с.155 таб.2).

Более конкретно обосновал датировку пула Г.А. Фёдоров-Давыдов в своей последней монографии. Процитируем  её дословно: «Эти монеты встречаются только в Болгарах. Али-Дервиш был сыном Ильбака сына Данишменда  внука Тука-Тимура сына Джучи, то есть представителем  четвёртого колена потомков Джучи. Если положить 35 лет на поколение, то получится 140 лет, то есть  как раз середина или вторая половина XIV в.» (Фёдоров-Давыдов, 2003, с.17).

Если итог дискуссии о месте выпуска пулов «Али» – Болгар – можно считать окончательным, то по его датировке можно было бы ожидать её продолжение. Дело в том, что среди имён потомков  тринадцатого сына Джучи Тука-Тимура известен ещё один Али-Дервиш сын Шадибек хана (Тизенгаузен,1941, с.63). Он тоже не был правящим ханом, но если отец разрешил ему чеканить медную монету от своего имени, то это имело бы место в первое 10-летие XV в.

Попробуем конкретнее посмотреть, когда же в Болгаре закончилось денежное обращение обратившись для этого к хронологическим гистограммам, построенным по данным монетных комплексов, собранных на городище Болгара в 1946-1958 гг. (Янина,1962, с.153-182) и в 1974-1983 гг. (Фёдоров-Давыдов, 1987, с.188-204). На рис.4 и5 построены распределения найденных в Болгаре  датированных монет только XIV в. и позднее  от дат их выпуска с 5-летним округлением отдельно для дангов и пулов.

 

Рис.4. Хроногистограмма датированных дангов  XIV-XV вв. найденных в Болгаре.           а – 276 экз. из раскопок и сборов 1946-1958 гг. (Янина)         б – 80 экз. из раскопок и сборов 1974-1983 гг. (Ф-Д).

Рис.4. Хроногистограмма датированных дангов  XIV-XV вв. найденных в Болгаре.
         а – 276 экз. из раскопок и сборов 1946-1958 гг. (Янина)
       б – 80 экз. из раскопок и сборов 1974-1983 гг. (Ф-Д).

 

Из диаграммы видно, что оба монетных комплекса дангов не противоречиво характеризуют денежное обращение в Болгаре XIV в. Его начало приходится на первое и второе пятилетия, максимум на 750-765 гг.х. и лишь его окончание несколько разнятся -775 г.х. для меньшего по объёму сбора и 785 г.х. для втрое большего комплекса дангов по СА.Яниной. На последние 15 лет XIV в. и первые 20 лет XV в. в обоих комплексах обнаружилось всего по 2 монеты, случайно попавших в землю уже оставленного жителями города.

 

Рис.5. Хроногистограмма пулов с городища Болгара.       а- 667 датированных пулов XIV-XV вв. из раскопок и сборов 1946-1958 гг.(Янина).     б – 1004 датированных пула из раскопок и сборов 1974-1983 гг. (Ф-Д).

Рис.5. Хроногистограмма пулов с городища Болгара.
     а- 667 датированных пулов XIV-XV вв. из раскопок и сборов 1946-1958 гг.(Янина).
   б – 1004 датированных пула из раскопок и сборов 1974-1983 гг. (Ф-Д).

Количество пулов в обоих комплексах более сопоставимы и в несколько раз превышают число дангов. Датированные пулы в Болгаре начинают обращаться в 20-годы, максимум их обращения приходится на первую половину 60-х гг.х. и заканчивается их обращение несколько позже, чем серебряных монет – в конце 80-х гг.XIV в.

Итак, денежное обращение как медных, так и серебряных монет в Болгаре завершилось к концу 80-х гг. XIV вв. и в  XV в. его монетный двор уже не функционировал и никто не мог чеканить свои монеты.

Таким образом из двух князей с именем Али-Дервиш свои именные пулы в Болгаре мог только сын Ильбака.

 

Подытоживая отметим, что не смотря на исчезновение с лика джучидских монет во второй половине XIV в. места выпуска Булгар, его монетный двор продолжал работать, но его продукция стала в это время другой: обрезанные данги прежних выпусков различных монетных дворов под разные весовые нормы; маркированные данги и пулы несколькими разными надчеканами; очень вероятно, что здесь же чеканилась часть именных пулов Хызра с местом выпуска Гюлистан и, вероятно, именные пулы князя Али-Дервиш б.Ильбак без указания города.

 

Цитированная литература

 

Беговатов Е.А., 2005. Находки золотоордынских монет в Нижнем Прикамье // Труды МНК-I, Саратов 2001. М.

Гончаров Е.Ю., 2000 II. Медные джучидские монеты XV в. //Восьмая ВНК, Тезисы докладов и сообщений. М.

Гончаров Е.Ю., Тростьянский О.В., 2004. Монетный комплекс XV в. из села Рождествено // Тезисы докладов и сообщений ВНК-XII. M.

Гумаюнов С.В., Евстратов И.В., 2003. Шонгат – неизвестный монетный двор Золотой Орды // ВНК-XI. Тезисы докладов и сообщений. СПб.

Егоров Л.В., 1985. Историческая география Золотой Орды в XIII XIV вв.

Клоков В.Б., Лебедев В.П., 2002. Монетный комплекс с Селитренного городища // ДПДР, вып.IV. Н.Новгород.

Лебедев В.П., 2002. К нумизматике Крыма золотоордынского периода. 5. «Да сохранится Крым от бедствий» (монеты конца XIV-нач.XV в. // Нумизматический сборник МНО, вып.9 с.139-149. М.

Лебедев В.П., Павленко В.М., 2008. Монетное обращение золотоордынского города Маджар // Степи Европы в эпоху средневековья, т.6. Донецк.

Лебедев В.П., 1985. Серебряные монеты Аербайджана времени войн Тимура и Токтамыша // Эпиграфика Востока т.XXIII, Л., с.63-78.

Лебедев В.П., Бугарчёв А.И., Гумаюнов С.В., 2008. Монетное обращение Джукетау по нумизматическим данным // Труды МНК-V, Волгоград 2006. М.

Мухамадиев А.Г., 1983.Булгаро-татарская монетная система XII-XIII вв. М.

Мухаметшин Д.Г., 2006. Нумизматические материалы второй половины XIV – начала XVI века. К вопросу о казанской чеканке // Историко-археологические исследования Поволжья и Урала. Казань.

Пачкалов А.В., 2004. Исан: Новый эмитент в истории Золотой Орды // Восток-Запад: Диалог культур Евразии. Выпуск 4.  Культурные традиции Евразии. Казань.

Сизганов А.А., 2008.  Сравнительный поштемпельный анализ пулов Хызра-хана чеканки Гюлистана // Труды МНК-V, Волгоград 2006. М.

Тизенгаузен В.Г.,1941. Сборник материалов по истории Золотой Орды, т.II. Л.

Фахрутдинов Р.Г., 1975. Археологические памятники Волжско-Камской Булгарии и её территория. Казань.

Фёдоров-Давыдов Г.А., 1978. Досаевский клад золотоордынских монет // Исследования по Археологии Чувашии. Чебоксары.

Фёдоров-Давыдов Г.А., 1987. Денежное дело и денежное обращение Болгара //Город Болгар. Очерки истории и культуры. М.

Янина С.А., 1954. Джучидские монеты из раскопок и сборов Куйбышевской экспедиции в Болгарах  в 1946-1952 гг.// МИА 42. М.

 

Янина С.А., 1962. Общий обзор коллекции джучидских монет из раскопок и сборов Куйбышевской экспедиции в Болгарах (1946-1958 гг.) // Материалы и исследования по археологии СССР,  №111. М.

Янина С.А., 1971. Золотые анонимные монеты Хорезма  60-70-х гг. XIV в. в собрании ГИМ // Нумизматический сборник ГИМ. Часть IV вып. III. М., с.25-76.

Янина С.А., 1977. «Новый город» (=Янги Шехр = Шехр ал-Джедид) – монетный двор Золотой Орды и его местоположение // Нумизматическое собрание, ч.5,в.1. М.

 

 

МЧ-36                                                                                                                                                               30,10,2014

В.П. Лебедев.

 

 

 

 

 


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.