Обзор докладов Фасмеровских Нумизматических Чтений ( Санкт Петербург, Эрмитаж, 16.10.2013).

Илл.1 

В октябре 2013 г.  наступило 125 лет со дня рождения выдающегося российского и советского нумизмата-ориенталиста Рихарда Рихардовича Фасмера. Отдел нумизматики Эрмитажа ознаменовал это событие проведением 16 октября 2013 г. научных Фасмеровских Нумизматических Чтений.

В предисловии к краткому обзору наиболее интересных выступлений. сделанных на этих чтениях (не предназначавшихся для последующей публикации), я, как рядовой нумизмат-ориенталист, хотел бы обратить внимание на те из более чем 50 работ Р.Р.Фасмера, которые я отношу к самым значимым его достижениям.

Основным направлением его научных интересов являлись куфические монеты и сфера их обращения на территории Восточной Европы. Одним из этапов его исследований в этом направлении была подробная публикация кладов с арабскими дирхемами, находимых в России с подробными историческими справками по сложным и редким эмиссиям. В первую очередь это публикации составов Переяславского клада (1 (Илл.2),

 

Фасмер, 1914, 17-66) Новгородского (1925), Витебского (1925) и Стародединского (1929) из Белорусии, Угодиевского (1925) из Ярославской обл., Лууриеловского (1927) из Фнляндии, Завалишенского (1931) из Белгородскй обл. В 1930 г. он подготовил в виде рукописи подробное описание большого Безлюдовского клада из 1200 дирхемов, найденного под Харьковым. Одной из особенностей этого клада было преобладание в его

составе подражаний, место чеканки которых до сих пор уверенно не установлено. Статья не была опубликована и до сих пор её рукопись хранится в ОН Эрмитажа. В 1959 г. тогдашний начальник ОН ГЭ А.А.Быков по материалам этой рукописи подготовил статью о Безлюдовском кладе, но и она не была допущена для публикации и лишь в 2012 г. её опубликовал Вяч.С. Кулешов (Быков, 2012, 329-343). Не зная существования рукописи Фасмера и статьи Быкова группа авторов подготовила собственную статью о Безлюдовском кладе с приведением фотографий всех 1006 сохранившихся к этому времени монет клада, которая готовится к изданию в наступившем году в отдельном сборнике. В этот сборник также помещены  факсимильная рукопись Р.Р.Фасмера и повторно статья А.А.Быкова. На илл.3 приведено содержание будущего сборника.

Илл.2. Одна из первых статей Р.Р. Фасмера (до советского периода).

Илл.2. Одна из первых статей Р.Р. Фасмера (до советского периода).

 

Фасмера и статьи Быкова группа авторов подготовила собственную статью о Безлюдовском кладе с приведением фотографий всех 1006 сохранившихся к этому времени монет клада, которая готовится к изданию в наступившем году в отдельном сборнике. В этот сборник также помещены  факсимильная рукопись Р.Р.Фасмера и повторно статья А.А.Быкова. На илл.3 приведено содержание будущего сборника. В 1933

Илл.3. Оглавление и содержание Фасмеровского сборника 2014 г.

Илл.3. Оглавление и содержание Фасмеровского сборника 2014 г.

 

г. Р.Р.Фасмер публикует работу «Об издании новой топографии куфических монет в Восточной Европе» (Рис.3, Фасмер,1933, № 6-7) которую он уже начал создавать, но ему не была предоставлена возможность её завершить. Эта задача ещё более актуальной стала в настоящее время, но до сих пор она не решена. В 2002 г. публикуются тезисы доклада практически с тем же названием о создании под эгидой ОН Эрмитажа группы нумизматов для создании такой топографии на современном  научном и техническом уровне (Добровольский, Шагурина, Седых, 2002, с.141-144. К настоящему времени эта группа нумизматов по разным причинам распалась и создание современной топографии находок кладов куфических монет на территории России теперь возложено на молодого сотрудника ОН Эрмитажа Вяч.С.Кулешова.

Другим этапом его работы было исследование и публикация монетных эмиссий небольших мусульманских династий IX-XI вв. В частности им опубликованы монеты закавказских династий Джастанидов (1927) и Саджидов (1928). Он впервые выявил в массе подражательных куфических дирхемов в составе многих кладов собственный чекан 7 эмиров Волжской Болгарии и подробно их описал (Vаsmer, 1925, s. 63-84; Фасмер, 1926, с.29-60).

Р.Р.Фасмер проявлял интерес и к нумизматике Золотой Орды. подробнее этой стороне его  научных интересов будет посвящено одно из выступлений на Чтениях, а сейчас приведу один яркий пример из одной небольшой его заметки (Фасмер, 1926, с.109-112). Известный историк И.Н.Бороздин в своей обзорной статье о восточных культурах СССР привёл изображение 2 медных монет, якобы впервые, как пример влияния Византии на оформление монет Золотой Орды. Изображение на первой монете (илл.4, Бороздин, 1924, с.329-335) историк принял  за женщину  младенцем и расшифровал как Богородицу, а выпуск монеты приурочил к браку хана Узбека на византийской принцессе Байлунь.

Илл.4. Анонимный пул Хорезма 1337 г. с Зодиакальным сюжетом «Солнце в клешнях Рака».

Илл.4. Анонимный пул Хорезма 1337 г. с Зодиакальным сюжетом «Солнце в клешнях Рака».

 

Такая трактовка быстро и положительно  была воспринята другими историками и стала кочевать по другим историческим трудам. Фасмер сначала показал, что такая монета известна уже почти 100 лет (Fraehn, 1826, p.219), хотя и без трактовки изображения и затем повторно (Френ, 1832 №61). Затем в фондах Эрмитажа изучил 13 экз. пулов этого типа и сделал вывод, что это анонимная монета чекана Хорезма 737/1336-1337 г. с легендой «По высочайшему повелению» и зодиакальным сюжетом на л.с. –солнце в клешнях рака (т.е. солнце в созвездии Рака).

Аналогичным путём  Фасмером было опровергнуто византийское влияние на второй пул чекана Сарая ал-Джадид 740-х  гг.х. с изображением 2-главого Орла.

Обратимся теперь к докладам на Фасмеровских нумизматических чтениях 16.10.2013.  СПб, Эрмитаж.

 

В Программе Фасмеровских Нумизматических Чтений было намечено 12 выступлений. Как нередко бывает не все авторы не смогли приехать в Петербург, в частности не состоялись выступления Т.Талвио (Хельсинки), А.И. Наймарка (Нью-Йорк), А.А. Акопяна (Москва). Начнём обзор с биографического выступления.

М.Т. Валиев (Музей истории школы Карла Мая, Санкт-Петербург). Братья Фасмеры.

Семья немецкого купца Рихарда Фасмера переехала из Германии на постоянное жительство в Россию, в Санкт-Петербург в 1886 г. В документе на жительство в СПб на 1903 г. в семье Фасмеров были записаны родители Рихард и Амалия, их дочь Мария 17 лет и два сына – Макс 16 лет и Рихард 13 лет. Оба брата оказались незаурядными личностями с очень разной судьбой и имеет смысл рассмотреть их жизненные пути параллельно.

Илл.5. Макс Фасмер (1886-1962)

Илл.5. Макс Фасмер (1886-1962)

Макс Рихардович Фасмер (Илл.5).

Родился 15.05.1886. в Санкт-Петербурге. В 1896 г. он поступает в престижную немецкую школу Карла Мая, которую оканчивает в 1903 г. со средним баллом  3,8. (в том числе с 3 по русскому языку, который затем до конца жизни станет основой его научных интересов). В том же году поступает на историко-филологический факультет СПб-Университета, который заканчивает в 1907 г. Ещё будучи студентом он подготовил научный труд «Греко-славянские этюды» о греческих заимствованиях в церковно-славянском и русском языках. Три части этой работы были опубликованы в 1906, 1907 и 1909 гг., что сразу сделало Макса Фасмера знаменитым учёным. С 1910 г. он целиком посвятил себя науке. До начала 1-й мировой войны он проработал профессором в Саратовском Университете, но в 1917 г. эмигрировал. Преподавал в Тарту, Стокгольме, Лейпциге, Берлине и осел в Германии.     Здесь он стал крупнейшим исследователем этимологии индоевропейских, финно-угорских и тюркских языков, автором ряда фундаментальных трудов, среди которых особое место занимает уникальный четырехтомный «Этимологический словарь русского языка» (Ил.6).

Илл.6. Том IV Этимологического словаря русского языка М. Фасмера.

Илл.6. Том IV Этимологического словаря русского языка М. Фасмера.

 

 В 1928 г.  он избирается иностранным членом АН СССР. Скончался в 1962 г. в Западном Берлине.

Рихард Рихардович Фасмер (илл.7)

Илл.7. Рихард Фасмер (1888-1938).

Илл.7. Рихард Фасмер (1888-1938).

Родился 09.10.1888. в Санкт-Петербурге. В 1898 г. поступает в ту же школу Карла Мая, которую заканчивает с серебряной медалью в 1906 г. В следующем году он заслушал 2 курса по турецкому, персидскому и арабскому языкам в Лейпцигском Университете и вернулся в Петербург. Здесь он поступил  на арабско-персидско-турецко-татарское отделение факультета восточных языков Санкт-Петербургского Университета, где изучил арабский язык и литературу, греческий, иврит, латинский языки. персидский и османский языки и их  литературу, тюрко-татарские диалекты. После его окончания в 1910 г. Ричард был причислен к Отделу Нумизматики Эрмитажа.

Полученных в Университете знаний коллежскому секретарю Рихарду Фасмеру показалось недостаточным и в 1911 г. он подал прошение ректору Университета чтобы его зачислили вольнослушателем факультета восточных языков разряда «еврейско-арабско-сирийского». С 1916 по 1918 г. Рихард прослужил в Армии в мотоциклетной мастерской и вернулся в Эрмитаж, где после кончины А.К.Маркова в 1920 г. стал Главным хранителем восточных монет ОН Эрмитажа.

Научная деятельность Ричарда Фасмера на этом посту с 1920 по 1933г. была более полно, чем автором, охарактеризована мной во введении этого обзора. Но в 1934 г. Рихард Фасмер был арестован по сфабрикованному обвинению о пособничестве германскому фашизму. Основными 3 пунктами обвинения была частая переписка с его братом Максом, в то время уже являвшегося иностранным членом АН СССР; одноразовое получение им от брата денежной помощи через историка Г.В.Вернадского; пересылка в 1933 г. брату справки от пастора лютеранской церкви в Ленинграде, подтвердавшей арийское происхождение Макса Фасмера. 2 апреля 1934 г. Р.Р. Фасмер был осужден на 10 лет с заменой лагеря на ссылку в Ташкент. Умер невинно осужденный талантливый востоковед, нумизмат Рихард Рихардович Фасмер 22 февраля 1938 г. в Отдельном лагере трудового перевоспитания № 19 УМВД Узбекской ССР. Попытка найти место захоронения Роберта Фасмера не увенчалась успехом.

В 1956 г. Р.Р.Фасмер был реабилитирован, тем не менее, до конца советского периода упоминание его имени оставалось под запретом. Так, например, в вышедшем в 1977 г. 27 т. БСЭ на с.215 помещена краткая справка о Максе Фасмере и не упомянут его не менее знаменитый брат Ричард Фасмер.

С полным текстом доклада М.Т. Валиева можно ознакомиться на сайте:

http://www.kunstkamera.ru/files/lib/978-5-88431-208-1/978-5-88431-208-1_18.pdf

 

К.В. Кравцов (Государственный Эрмитаж, Отдел нумизматики), А.А. Кротков (Санкт-Петербург).

Р.Р. Фасмер и А.А. Кротков: судьба и переписка.

Небольшое предисловие. Второй из авторов доклада – Александр Августинович Кротков (младший)– внук  известного саратовского археолога и по необходимости нумизмата-самоучки первой половины ХХ в. Александра Августиновича Кроткова (старшего). А.А.Кротков (старший)  навсегда вписал своё имя в плеяду знаменитых исследователей истории Золотой Орды. Благодаря многолетним собственным археологическим и нумизматическим исследованиям он открыл на северной окраине этого государства крупный золотоордынский город, боле века скрывавший своё существование под названием места чекана своих монет fal1 = Мохши. Сейчас на его месте расположен г.Наровчат Пензенской обл. А.А. Кротков (младший) взялся за благородное дело опубликовать неизданные материалы из сохранившихся в Саратове и Санкт-Петербурге архивов своего знаменитого деда.

 

Выступление К.В.Кравцова.

Помимо опубликованных более чем 50 работ Р.Р. Фасмер оставил после себя и богатейшее рукописное наследие, которое хранится в рукописном фонде Отдела нумизматики, архивах Государственного Эрмитажа и института истории материальной культуры РАН. Переписка Фасмера-Кроткова составляет неотъемлемую часть этого наследия.

В архиве ГЭ в фонде Фасмера Ф-20 хранятся четыре дела (Д-113, Д-264, Д-370 и Д-373), непосредственно относящиеся к переписке А.А. Кроткова с Р.Р. Фасмером.

Всего в фонде находится 14 писем (в основном черновики) Фасмера-Кроткову за 1924-1931 гг. и 13 писем Кроткова Фасмеру от 1924 по 1933 г. Много вопросов Кроткова было связано с просьбами помочь в определении непонятных и ранее не изданных монет, находимых в Наровчате. Для этого Кротков обычно присылал карандашные протирки монет, иногда сургучные оттиски, а однажды 10 редких типов монет из Наровчатных находок в дар Эрмитажу. По некоторым типам монет в письмах проходила длительная дискуссия, например по прочтению места выпуска на этом анонимном пуле 762 г.х. (илл.8), причём на сегодня предложенное Кротковым прочтение считается более предпочтительным (Лебедев, Гумаюнов, 2011, с.82 №29б).

Илл.8. Анонимный пул улуса Мохши 762 г.х. с местом выпуска Нуричат.

Илл.8. Анонимный пул улуса Мохши 762 г.х. с местом выпуска Нуричат.

 

Другое содержание писем – определение Фасмером состава Рыбушинского и Грулёвского кладов золотоордынских монет и его просьбой к Кроткову  опубликовать их. В одном из последних писем уже Кротков предлагает прислать Фасмеру  состав Вольского и Камышинского кладов, чтобы они не были бы сожжены после него, а в фонде Эрмитажа они бы сохранились до лучших времён.

Ещё одно направление в письмах – информация, сообщаемая Кротковым  о находках кладов и отдельных монет Золотой Орды на территории Саратовской губернии для собираемой Фасмером топологии кладов золотоордынских монет. Фасмер подтвердил, что 30 из 40 сообщённых Кротковым мест находок ему были ему ранее не были известны.

Выступление А.А.Кроткова.

Это выступление опиралось в основном на личный архив А.А. Кроткова(старшего) в Саратовском областном  музее краеведения (СОМК). В нём находилось 177 дел на 23 000 листах, (илл.7 –фото9), одно дело в Пензенском музее и очень небольшой домашний архив.

А.А.Кротков родился в 1866 г. в Пензе. Из-за ранней кончины отца сумел окончить только 7 классов гимназии, окончил фельдшерскую школу, сдал экзамены на учителя младших классов и проработал 10 лет учителем в сельской земской школе в Пензенской обл. В 1900 г.он переезжает в Саратов, где 2 года работал в разных школах и организациях.  В 1902 г. он избирается действительным  членом СУАК и с этого момента начинается его многогранная научная деятельность и его археологические изыскания (Илл.9). В 1914 г. А.А. Кротков завершает разработку археологической карты Саратовской губернии. В 1920-х годах он открывает золотоордынский город Мохши. В 1924 г. А.А. Кроткову присваивают звание Героя Труда на 3-м культурном фронте.

 Илл.9. А.А.Кротков на раскопках в Наровчате.

Илл.9. А.А.Кротков на раскопках в Наровчате.

В 30-е годы он подвергался неоднократным репрессиям со стороны советской власти, а в 1935 г. был осуждён органами НКВД за недоносительство на сына и полгода отсидел в тюрьме (сын – студент 2-го курса СГУ, выступал против раскулачивания крестьян, был осуждён на 3 года и сгинул в лагерях БАМ ЛАГ НКВД).

Обстоятельства военного времени  и личные привели к тому, что до настоящего времени дата и место смерти А.А. Кроткова официально не подтверждены (из переписки известно, что он умер весной 1945 г. в больнице  с. Адоевщина Саратовской обл.).

Многие дела фонда Кроткова в СОМК касаются его переписки с Фасмером, которые были освещены в выступлении К.В.Кравцова.

В деле Кроткова в Пензенском музее была рукопись его неопубликованной статьи  «Наровчат и его окрестности в историко-археологическом отношении. 1939 г.».

Материалы этого дела послужили основой для издания в 2011 г. (к 145-летию со дня рождения А.А. Кроткова) книги на основе этой статьи с аналогичным названием. В ней были впервые опубликованы: автобиография, неизданная статья, история рукописи список публикаций А.А. Кроткова и его неизданных работ, литература о нём,  древо рода А.А. Кроткова, краткая опись архива А.А. Кроткова в СОМК   [Тюстин А.В. – составитель, Кротков А.А. и Малов Н.М. – соавторы].

Многие авторы отмечают большой вклад А.А Кроткова в изучение золотоордынской археологии и нумизматики.  По нумизматике им было опубликовано 5 статей в период с 1913 г. по 1930 г. (Кротков А.А.: Саратов, 1913; Саратов, 1915; Саратов, 1923; Баку, 1927; Саратов, 1930).

А.А. Кротков составил описания  7-ми  кладов джучидских монет. Из переписки в документах архива А.А. Кроткова видно, что его консультациями по джучидским монетам пользовались многие краеведческие музеи. Он составил описания коллекций джучидских монет для краеведческих музеев в Наровчате, Пензе, Саратове, Вольске, Камышине и др.

.Третье выступление было последним, которое было связано непосредственно с Р.Р.Фасмером и его научными положениями.

Вяч.С. Кулешов (Государственный Эрмитаж, Отдел нумизматики).

 Р.Р. Фасмер и ключевые проблемы нумизматики Хазарии и Волжской Булгарии.

Так как выступление не планировалось к публикации в обозримое время, докладчик не готовил его письменный текст и любезно прислал мне  краткую аннотацию своего выступления, которую целиком я привожу ниже.

Р.Р.Фасмер внёс ключевой вклад в развитие хазаро-булгарской нумизматики, значительно продвинув направление, заложенное Х.М.Френом. Все последующие работы, в первую очередь А.А.Быкова и Рисплинга, опираются на решения Фасмера. Периодически выдвигаемые сомнения в отношении атрибуции нумизматических памятников Хазарии, не обоснованы и противоречат принципам атрибуции, которых последовательно придерживались Фасмер, Быков и Добровольский. Вместе с тем, в области хазарской нумизматики по-прежнему необходима сдержанность при атрибуции тех групп подражаний, в которых не встречены типы с тамгами.

Следующие 2 выступления были в духе основных научных интересов Р.Р.Фасмера по публикации новых кладов куфических дирхемов и их обращения на новой территории.

П.Н. Петров (Институт истории им. Ш. Марджани АН РТ, Казань), В.А.Калинин (нумизмат-ориенталист, Одесса).

 Клад куфических дирхамов из Нижегородской области.

В 2012 г. на юге Нижегородской обл. Найден небольшой клад из 32 куфических дирхемов, с которым авторам удалось подробно ознакомиться. Клад состоял из 24 целых монет и 8 обломков. Часть целых монет тоже была частично повреждена: 2 обрезаны (в круг? распилены на ½, 1/3 части?), 3 обломаны , 2 брактеата и 3 без изображений. Династийно клад состоял из 26 дирхемов династии Аббасидов 135-261/752-874 гг. разных монетных дворов, дирхема династии Аглабидов чекана Ифрикии 186/802 г. и двух дирхемов династии Саффаридов 261-265/874-878 гг. чекана Панджхира. Младшая монета клада 261/ 874-875 гг.

Авторы подчёркивают, что находки куфических дирхемов на территории  Нижегородской области сводках А.К. Маркова (1910), Кропоткина 1971, Фёдорова-Давыдова 1985, 1988, 2001 гг.

Однако в последнее время  находки куфических дирхемов в Нижегородской обл. стали понемногу обнаруживаться и вводиться в научный оборот. Так, например, на Нумизматических Чтениях ГИМ (Москва, 2013 г.) было заслушано и опубликовано выступление А.А. Гомзина (Рязань) а находке в Вачском районе Нижегородской обл. в распаханном грунтовом могильнике монисто с 18 дирхемами  Х в., 2 германскими денариями и 1 Византийским милиарисием конца Х в. Автор также отметил, что в фондах Рязанского музея имеется ещё 2  Нижегородских клада.

 

Е.А. Беговатов (Казанский федеральный университет). Поступление куфического серебра последней четверти X в. в Восточную Европу по материалам Семёновского комплекса (Татарстан).

Это выступление, к сожалению, характеризуется  недостаточно мотивированным посылом и неоднозначными выводами. Опишем  исходные результаты исследований. На острове Семёновский, расположенном в Куйбышевском водохранилище близ устья Камы археологами выявлено 5 близко расположенных небольших селищ. Это место до создания в середине прошлого века водохранилища располагалось на правобережье Волги у Камского устья (илл.10). По мнению автора здесь находился один из торгово-ремесленных центров Волжской Болгарии.

Илл.10. Карта Камского Устья до его затопления Куйбышевским водохранилищем.

Илл.10. Карта Камского Устья до его затопления Куйбышевским водохранилищем.

 

 В 1963 г. в размыве берега острова был найден клад из примерно 100 дирхемов с младшими монетами времени Нуха III б. Мансура. В последующие годы вплоть до 1992 г. разными археологами,  в том числе и докладчиком, на острове, чаще близ селища Семёновское I, суммарно было собрано  около 200 дирхемов с начала Х в. по 365/ 977  г. На илл.11 приведена диаграмма зависимости количества монет от дат их выпуска с 10-летним их округлением  для 116 дирхемов собранного монетного комплекса. Из диаграммы видно, что в комплексе преобладают дирхемы Саманидов ( 90%) с именами шести последовательно правивших эмиров в интервале 295-366/ 907-976 гг. В 60-летнем интервале 295-355 гг.х. наблюдается примерно равномерный и низкий уровень находок дирхемов, но в 10-летнем интервале 361-370 гг.х. (фактически в 6-летнем, так как дирхемов 367-370 гг.х. в комплексе нет) имеет место резкий максимум с 10-кратно большим числом находок. Отсутствие монет, чеканенных после 366/ 977-978 г. должно означать окончание существования поселения на этом месте.

Илл.11. Хроногистограмма монетного комплекса с Семёновского острова.

Илл.11. Хроногистограмма монетного комплекса с Семёновского острова.

Далее автор приводит наблюдение из уже упоминавшейся статьи Р.Р.Фасмера 1933 г., (в которой он обосновал необходимость подготовки новой топографии находок кладов куфических дирхемов), что западнее линии Минск-Новгород в кладах мало монет Мансур б. Нуха и почти нет дирхемов его преемника Нуха III б. Мансура. Для объяснения этого факта Фасмер выдвинул тезис о том, что «распри между сыновьями великого князя Святослава  на некоторое время прервали торговые пути и приостановили  продвижение серебра,  на северо-запад.

Выявленное автором прекращение денежного обращения на второй год из 20-летнего правления Нуха III на одном из поселений, находившегося в Волжской Болгарии – на начальном восточно-европейском этапе продвижения дирхемов на запад, каким-то образом подтверждает эту гипотезу Р.Р.Фасмера.

Здесь надо вспомнить, что упомянутое наблюдение Фасмера было сделано им по данным первой топологи находок кладов дирхемов А.К.Маркова 1910 г., охватившей находки предыдущих 70-80 лет, С того времени прошло ещё столько же лет, за которые изучение денежного обращения в Восточной Европе заметно продвинулось вперёд. Что касается особенностей обращения дирхемов на территории принимающей стороны, то ещё в 1956 г. В.Л. Янин отмечал, что наличие в обращении в последней трети Х в. целых дирхемов различного веса и их обломков произвольной формы и веса неизбежно привело на большей части Древней Руси к отказу от их штучного приёма и переходу на весовой приём серебра (Янин, 1956. Репринт 2009, с.159). В 1984 г. в отношении обломков дирхемов А.В. Фомин  привёл количественные данные. В первые три десятилетия Х в. доля обломков и испорченных монет в кладах была постоянна и не велика – 5-6%. С 930 г. их доля стала быстро расти, достигнув к 950 г. 55% и сохранялась на этом уровне до 980-х гг. Затем доля обломков вновь стала увеличиваться, достигнув в начале XI в. 100%.

Понятно, что  причины отмеченных особенностей обращения дирхемов в Восточной Европе определяются политической и экономической ситуацией отправляющей стороны – государства Саманидов. В первые десятилетия его дирхемы характеризовались высокой пробой и постоянным весом, а объём поставок дирхемов был очень высоким. По оценкам T.S. Noonan, уже в первое десятилетие Х в. в Восточную Европу поступило 29 млн. саманидских дирхемов. В последующие три десятилетия 910-х, 920-х и 930-х гг. объём поставок несколько снизился, но оставался постоянным, в среднем порядка 16 млн. дирхемов за 10-летие  (Нунан, 2004, с.56-57).такие большие объёмы поставок монетного серебра обусловили существенное  истощение рудников, углубление штолен, увеличению содержания в глубинной руде трудно выводимых примесей, увеличивающих хрупкость серебра. Не спокойна была и политическая ситуация. Саманиды во второй половине Х в. всё больше стали ощущать военное давление Бувейхидов на западе, Газневидов на юге и Караханидов на востоке, которые захватили часть Саманидских серебряных рудников в восточной части страны. В итоге в Булгар и далее во второй половине Х в. стали поступать дирхемы более низкого качества и в снижаемом объёме. В обсуждаемое здесь время эмира .Нуха III б.Мансура (976-997) в Булгар в 980-е годы была отправлена 1/3 дирхемов, , а в 990-х гг. всего 1/50 от поставлявшегося в каждое из 3 десятилетий начала Х.в. объёма (Нунан, 2004, с.256- таб 8).

 

Н.М. Фомичев (Азовский музей-заповедник). Именные азакские дирхамы Узбека 20-х гг.                    XIV в.

Автор выступления, Николай Михайлович Фомичёв –главный знаток нумизматики золотордынского г. Азака (ныне г.Азов в Ростовской обл.), до самого последнего времени практически ничего не знал о монетах хана Узбека, чеканенных в Азаке во 2 и 3 десятилетии XIV в. По сути это его первое выступление, в котором он ставит все точки над i в этом затянувшемся вопросе.  Он подробно описал два очень похожих по оформлению типа серебряных монет Узбека чекана 717 г.х. в Азаке и 726.г.х  с опущенным местом выпуска. По моей просьбе, Николай Михайлович любезно прислал мне  описние обоих типов монет, за что я искренне ему благодарен.

6.  Узбек, Азак, 717 г.х. , более 170 экз. (Илл. 12+ скан zeno №127508.; Френ, 1832 №65; Марков 1896 №№ 45-50; Фомичёв, 2008, с.421 рис.1/1).

Л.с. В двойном круге, внутренний точечный, в 4 строки:

fal2=Султан/ Справедливый Узбек/ хан, чекан Азака

О.с. В той же рамке  квадрат, в нём символ веры в 3 строки. В 4 сегментах: fal3 = десять семьсот года семь = 717.

 

Илл.12.  Серебряные монеты Узбек хана чекана Азака 717 и 726 ггх.

Илл.12. Серебряные монеты Узбек хана чекана Азака 717 и 726 ггх.

 

7. Узбек, без указания города 726 г.х. 10 экз. (Илл,14; + скан zeno # 117233; Марков, 1896 №№ 100-101).

Л.с. В точечном круге в3 строки: fal4 = Султан Мухаммад / Узбек хан / да продлится его правление.

О.с. Всё  как у о.с. типа 6, кроме выпускных данных в сегментах картуша:

       fal5  =двадцать /семьсот /года/шесть = 726.

Отнесение этого типа к чекану Азака обусловлено практически тождественностью его о.с. с о.с. данга 717 г.х. У них единственное отличие в дате выпуска, вырезанной числительными на самом краю монет и которые очень редко сохраняются. Это затрудняет атрибуцию и датировку монет. Так, например,  на базе данных www.zeno  из 14 дангов Азака помещённых как его данги 726 г.х., к типу дангов этого года, опираясь на легенду л.с. относятся только 3 –№№ 104796, 127439 и 131408. Остальные 11 дангов – Азак 717 г.х.

Оставшиеся 3 сообщения были посвящены монетам до арабского времени, не входившие в круг научных интересов Р.Р. Фасмера и мои тоже. Не зная лично выступающих, я не запрашивал информацию по их докладам. Поэтому на этом я заканчиваю обзор прошедших Фасмеровских   Нумизматичкских Чтений , на мой взгляд с очень интересными докладами и очень жаль, что в отличие от ГИМ, ГЭ не издаёт сборники Трудов своих Нумизматических Чтений.

Валентин Лебедев. 0,7,02,2014.

 

 

Цитируемая литература

Фасмер Р.Р., 1914. Куфическiя монеты Переяславскаго клада // Известия Императорской Археологической Комиссии, Вып.51.

Фасмер Р.Р., 1933. Об издании новой топографии находок куфических монет в Восточной Европе // Известия АН СССР, отделение общественных наук.

Фасмер Р.Р.,1926. О монетах волжских  болгар //ИОАИЭ . XXXIII, вып.1, Казань, с.29-60.

Фасмер Р.Р.,1926. О двух золотоордынских монетах //Записки коллегии востоковедов II, с.109-112.

Vasmer R., 1925. Beitrage zur muhammedanischen Münzkunde 11. Über die Münzen der Wolga-Bulgaren // Numismatische Zeitschrift, Bd.58. wien, s.63-84.

Быков А.А., 2012. Безлюдовский клад (по материалам описания монет, выполненного Р.Р. Фасмером) // Труды Государственного Эритажа :[T] 61 : Материалы и исследования отдела Нумизматики  / Государственный Эрмитаж.

Гомзин  А.А.,2013. Куфические монеты из погребения Клинского могильника //ГИМ. Нумизматические Чтения 2013 года. М.,с35-40.

Добровольский И.Г., ШагуринаГ.Б., Седых В.Н., 2002. О топографии находок восточных монет на территории России // Клады: состав, хронология, интерпретация. СПб.

Лебедев В.Л\П., Гумаюнов С.В. 2011. Обзор чекана золотоордынского двора Мохши //  STRATUMplus №6, pp.67-90.

Фомин А.В., 1984. Обращение обломков куфических монет в Восточной Европе в Х-начале XI в. // Нумизматика и Эпиграфика. Т.XIV. М.

Фомичёв Н.М., 2008. Два клада монет XIV в. из Азова // Историко-археологические исследования в Азове на Нижнем Дону в 2006 г. Вып.23. Азов.

Френ Х.М., 1832. Монеты ханов Улуса Джучиева или Золотой Орды. СПб.

Янин В.Л., 1956. Денежно-весовые системы домонгольской Руси. М.

Янин В.Л., 2009. Денежно-весовые системы домонгольской Руси и очерки истории денежной системы средневекового Новгорода. «Языки славянских культур».  М.

 

 

 

Нунан Т.С., 2004.Торговля Волжской Болгарии с саманидской Средней Азией в Х в.// Археология, История, Нумизматика, Этнография Восточной Европы. СПб-Университет.

 

Fraehn Ch.M., 1826. Recensio Numorum Muhammedanorum. Petropoli.

 


Один комментарий к Обзор докладов Фасмеровских Нумизматических Чтений ( Санкт Петербург, Эрмитаж, 16.10.2013).

  1. Александр Кротков :

    Хорошая статья Валентина Петровича Лебедева – как всегда основательно, полно и, вместе с тем, кратко. В одном только я не согласен с ним, что мой дед, Александр Августинович Кротков, ПО НЕОБХОДИМОСТИ БЫЛ НУМИЗМАТОМ -САМОУЧКОЙ..
    Сейчас я могу об этом говорить с большой уверенностью, хотя, и изучил только 25% документов (3000стр.) его архива в СОМК. Всё, что входило в сферу многогранных интересов деда (археология, нумизматика, геология, этнография, краеведение, историоведение, картография, архивоведение и музееведение), было ему интересно и всё, чем бы он не начинал заниматься, он познавал от истоков и очень скрупулёзно. И если в начале переписки по джучидским монетам с А.К. Марковым (1912 г.) А.А. Кротков выступал как ученик, то уже в 1920-х годах он приобрёл большой авторитет как специалист по джучидской нумизматике и его квалифицированными консультациями по джучидским монетам пользовались многие краеведческие музеи (о чём свидетельствует его переписка). Он составил описания коллекций джучидских монет для краеведческих музеев в Наровчате, Пензе, Саратове, Камышине, Вольске и др., а его переписка с Р.Р. Фасмером (Эрмитаж) была взаимополезна и Эрмитаж пополнил свою коллекцию джучидских монет монетами с чеканом «Мохши».

    0

    0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.