Рисунки гербового орла Российских монет

При ознакомлении с внешним оформлением российских монет, отчеканенных в 1700—1917 гг. (в так называемый «императорский период»), обращает на себя внимание чрезвычайно большое разнообразие помещенных на них геральдических изображений. Казалось бы, монеты, выпущенные таким централизованным государством, как Российская империя, должны быть снабжены единой государственной символикой, постепенно изменяющейся (по мере необходимости) с течением времени. В действительности же, до середины XIX столетия происходило нечто совсем противоположное: в обращение одновременно выпускались монеты, снабженные совершенно различными геральдическими изображениями.

В результате более подробного рассмотрения этого явления обнаруживается, что в указанный период времени геральдическое оформление металлических денежных знаков было в значительной степени подчинено потребностям и специфике российского денежного обращения и монетного производства. В то же время, некоторые специалисты по вопросам геральдики отмечают, что российский двуглавый гербовый орел (в отличие, например, от герба бывшего Советского Союза) позволял в широких пределах изменять его художественное оформление, и это не могло не пробудить творческую инициативу среди граверов, работавших над созданием монетных штемпелей, тем более что такая инициатива обычно не пресекалась.

Столь вольное обращение с государственным гербом и другими геральдическими изображениями на монетах Российской империи объясняется прежде всего тем, что вплоть до второй половины XIX в. российская геральдика все еще находилась на стадии становления, вследствие чего и разработчики проектов внешнего оформления новых монетных выпусков, и законодатели, утверждавшие эти проекты, и даже непосредственные изготовители монетных штемпелей не были ограничены в своих действиях строгими рамками геральдических норм и установлений.

Настоящая работа и посвящена рассмотрению комплекса особенностей геральдического оформления различных выпусков российских монет «императорского периода» общегосударственного образца, а также анализу непосредственных причин возникновения каждой из этих особенностей.

На общегосударственных российских монетах массового выпуска в 1700—1917 гг. изображались шесть основных типов государственного герба1.


Рис. 1

Первый тип (рис. 1). Двуглавый орел со скипетром и державой, увенчанный тремя коронами (на серебряных монетах 1701-1735 гг., на медных монетах 1700—1754 гг.).

Рис. 2

Второй тип (рис. 2). Двуглавый орел со скипетром и державой, увенчанный тремя коронами, на груди орла московский герб (рис. 7-1); с 1730 г. герб дополнен изображением ордена Андрея Первозванного2 (на золотых монетах 1701-1796 гг., на серебряных монетах 1730-1826 гг., на медных монетах 1758—1830 гг.).


Рис. 3  

Третий тип (рис. 3). Двуглавый орел с распростертыми крыльями, увенчанный тремя коронами, на груди орла московский герб (рис. 7-1); в лапах орел держит лавровый венок, факел, горящий с двух концов, жезл Перуна с четырьмя стрелами-молниями и ленту ордена Андрея Первозванного (на золотых монетах 1817-1831 гг., на серебряных монетах 1826 – 1831 гг на медных монетах 1830—1839 гг.)3.

Рис. 4

Четвертый тип (рис. 4). Двуглавый орел со скипетром и державой, увенчанный тремя коронами, на груди орла московский герб (рис. 7-1), окруженный цепью со знаком ордена Андрея Первозванного; на крыльях орла шесть территориальных гербов: Царства Казанского (рис. 7-З)4, Царства Астраханского (рис. 7-4), Царства Сибирского (рис. 7-5), Царства Польского (рис. 7-6), Царства Херсонеса Таврического (рис. 7-7) и Великого княжества Финляндского (рис. 7-9) (на золотых и серебряных монетах 1832—1858 гг., на платиновых монетах 1828—1845 гг.).

Рис. 5

Пятый тип (рис. 5). Двуглавый орел со скипетром и державой, увенчанный тремя коронами, на груди орла московский герб (рис. 7-1)4 окруженный цепью со знаком ордена Андрея Первозванного; на крыльях орла шесть территориальных гербов: Великого княжества Новгородского (рис. 7-11), Великого княжества Киевского (рис. 7-12), Царства Астраханского (рис. 7-4), Великого княжества Владимирского (рис.7-13), Царства Казанского (рис. 7-3) и Царства Сибирского (рис. 7-5) (на медных монетах 1849—1859 гг.).

Рис. 6

Шестой тип (рис. 6). Двуглавый орел со скипетром и державой, увенчанный тремя коронами, соединенными лентой ордена Андрея Первозванного, на груди орла московский герб (рис. 7-2), окруженный цепью со знаком ордена Андрея Первозванного; на крыльях орла восемь территориальных гербов: Царства Казанского (рис. 7-3), Царства Польского (рис. 7-6), Царства Херсонеса Таврического (рис. 7-8), Великих княжеств Киевского, Владимирского и Новгородского (соединенный герб), (рис. 7-14), Царства Астраханского (рис. 7-4), Царства Сибирского (рис. 7-5), Царства Грузинского (рис. 7-15) и Великого княжества Финляндского (рис. 7-9, а с 1873 г—рис. 7-10) (на золотых, серебряных и медных монетах 1859—1917 гг.).

Далее приведены изображения гербов различных территориальных и национальных частей России, использовавшиеся на российском геральдическом орле.

Рис. 7 Местные гербы Российской империи

Кроме изображений гербового орла, российские монеты также нередко содержат и другие геральдические элементы, основные виды которых будут кратко перечислены ниже.

Рис. 8

Так, например на общегосударственных российских золотых монетах массового выпуска 1755—1805 гг. достоинством в 10 и 5 рублей помещалась гербовая композиция (рис. 8), являвшаяся прообразом среднего государственного герба Российской империи, учрежденного в 1856 г. На этой композиции вокруг государственного герба первой разновидности размещены гербы московский (рис. 7-1), Царства Казанского (рис. 7-3), Царства Астраханского (рис. 7-4) и Царства Сибирского (рис. 7-5). Между территориальными гербами помещены четыре изображения розы, хотя В. В. Похлебкин в своей монографии «Международная символика и эмблематика» утверждает, что «в Россию роза до конца XVIII века не проникала ни как растение, ни как символ…», ибо «…как сложившийся католический символ, она не допускалась русской православной церковью» .

Рис. 9

На золотых «андреевских» 2-рублевиках Петра I, Екатерины I и Петра II (1718—1728 гг) а также на «андреевских» одинарных и двойных червонцах Елизаветы Петровны (1749-1753 гг.) находилось изображение небесного покровителя России Святого апостола Андрея Первозванного (рис. 9).


Рис. 10

Медные копейки Петра I (1704 – 1718 гг.) , а также «крестовые» копейки 1728 – 29 гг. имели одно из древнейших геральдических изображений – фигуру всадника, вооруженного копьем («ездеца»), олицетворявшую российского царя (рис. 10). Это изображение следует отличать от изображения св. Георгия Победоносца с московского герба (рис. 7-1) которое встречается на многих медных монетах 1757-1796 гг. номиналом от полушки до четырёх копеек.


Рис. 11

Эпизодически помещались на российских монетах и другие геральдические изображения: гербовидные композиции, вензеля и монограммы императоров, и т.д. Одним из примеров таких геральдических композиций может служить изображение с медных 1-копеечных монет 1755-57гг. и серебряных 5-копеечников 1755-61гг., показанное на рис. 11 (так называемый «орёл на облаках»).


Рис. 12

На рис. 12 приводится пример вензеля Екатерины II (на медных монетах 1763-96гг.), составленный из заглавных букв «I» (Iмператрица) «Е» (Екатерина) и римской цифры «II» (Вторая).

Возвращаясь к теме гербовых орлов, надо сказать, что как уже отмечалось ранее, на российских монетах 1700—1917 гг. и на других предметах, несущих на себе изображение государственного герба Российского государства, наблюдается очень большое разнообразие в его рисунках, хотя чем ближе к XX в., тем это разнообразие становится все более ограниченным.

Для монет массового выпуска такая особенность в изображении гербового орла объясняется несколькими причинами. Прежде всего—это стилистические особенности художественного творчества изготовителей монетных штемпелей или авторов проектных рисунков монет. На сегодня имена некоторых из них известны, а выполненные ими изображения гербового орла, помещавшиеся на российских монетах, представлены на рис. 13.


Рис. 13

Другой причиной было стремление некоторых российских монетных дворов придать своей продукции дополнительный (в придачу к буквенному обозначению двора) признак в виде специфического рисунка гербового орла.

Третья причина—это необходимость наглядно отличить монеты старого образца от новых, чеканка которых начиналась после законодательного изменения основных монетных характеристик (весовой нормы и пробы драгоценных металлов). И наконец—это решение правительственных органов о придании внешнего различия монетам одного выпуска, но либо изготовленным из разных монетных металлов, либо имеющим различную нарицательную цену (номинал). В некоторых случаях две последние задачи решались правительством не только путем незначительного изменения рисунка гербового орла, но и сменой типа государственного герба или же введением в оформление монет каких-либо иных геральдических изображений. Вполне очевидно, что рисунок гербового орла существенно изменялся при учреждении новой разновидности государственного герба.

Проследим динамику изменения рисунка гербового орла по различным выпускам российских общегосударственных монет более подробно.

Государственный герб первого типа

Уже первые выпуски российских серебряных монет машинной чеканки5 отличались очень высоким качеством рисунка гербового орла. Например, для полтин 1701 г. наиболее характерен орел, представленный на рис. 14-1, а для полтин 1702 г.—представленный на рис. 14-2.

В 1703 г. появляются первые работы русского резчика монетных штемпелей Федора Алексеева, а в 1704—1705 гг. разновидность гербового орла Алексеева (рис. 14-3) занимает доминирующее положение на большинстве серебряных монет. В 1705—1710 гг. на российских серебряных монетах массового выпуска закрепляется гербовый орел, увенчанный королевскими коронами (рис. 14-4), автором которого, видимо, был приглашенный на работу в Россию иностранец—гравер Готфрид Гаупт. Но с 1710г. королевские короны на российском гербе первого типа начинают постепенно заменяться великокняжескими (рис. 14-5), а позднее—и императорскими. Наибольшее разнообразие в рисунке гербового орла наблюдается в 1718—1725 гг. (один из его вариантов показан на рис. 14-6), а также в царствование Екатерины I; орел одного из характерных рисунков 1725—1726 гг. представлен на рис. 14-7, а 1727 г. (известный как «орел с сорочьим хвостом»)—на рис. 14-8. Последний раз государственный герб первого типа помещался на серебряных полтинах 1733 г. (см. рис. 1) и гривенниках 1735 г.


Рис. 14

Гербовый орел на первых российских медных монетах машинной чеканки—деньгах (т.е. полукопеечниках) имел чрезвычайно примитивный рисунок (рис. 14-9). Последующие выпуски денег и полушек (четвертькопеечников) Петра I представлены огромным разнообразием рисунков гербового орла. Вот лишь некоторые характерные их разновидности: выпуски 1700—1712 гг. Набережного монетного двора— рис. 14-10; выпуски 1707—1712 гг.— рис. 14-11 и 14-12; выпуски 1713—1717 гг. — рис. 14-13; выпуски малоразмерных полушек 1718—1722 гг. — рис. 14-14. Как видим, рисунки эти также довольно примитивны, а фантазия резчиков штемпелей в изображении корон или венцов над орлом здесь ничем не ограничивалась. Немногим лучше изображены гербовые орлы и на медных 5-копеечниках, чеканка которых производилась в 1723—1730 гг., хотя этих орлов венчают уже императорские короны.

Остается отметить два особых случая в чеканке медных монет Петра I: на деньгах и полушках массового выпуска 1704 г. был помещен вариант орла Алексеева (рис. 14-3), а на пробных деньгах и полушках 1710 г.— разновидность орла Гаупта (рис. 14-4).

Значительно лучше выглядят гербовые орлы, помещавшиеся на медных монетах, массовый выпуск которых был начат в царствование Анны Иоанновны в 1730 г. и закончен при Елизавете Петровне в 1754 г. (рис. 14-15 и 14-16). После 1754 г. российский государственный герб первого типа на общегосударственных монетах больше не встречается6.

Государственный герб второго типа

Государственный герб второго типа, изображенный впервые на ранних выпусках золотых червонцев Петра I в 1701—1703 гг. (рис. 15-1), имеет столь же примитивный рисунок, как и орел на первых медных деньгах (рис. 14-9). Причина этого не совсем ясна, поскольку согласно имеющимся сведениям первые червонцы были отчеканены на Кадашевском монетном дворе, где чеканились и первые серебряные монеты с гербовым орлом очень хорошего рисунка, тогда как первые медные монеты с примитивным орлом чеканились на Набережном монетном дворе. Не исключено, что это обстоятельство поможет уточнить место изготовления первых российских монет машинной чеканки.


Рис. 15

Как и на серебряных монетах, на червонцах в 1706—1707 гг. присутствует орел с королевскими коронами (рис. 15-2), затем—с великокняжескими (рис. 15-3), а с 1710 г.—с императорскими. Особо необходимо отметить гербового орла на червонцах 1710—1711 гг. (рис. 15-4): подобно орлу на судовом штандарте, он держит в клювах и в лапах карты Белого, Каспийского, Азовского и части Балтийского моря, однако, в отличие от орла на штандарте, в лапах он одновременно держит ещё скипетр и державу.

На червонцах 1701—1729 гг. московский герб на груди орла размещался в щитах трех форм: «испанском», видоизмененном «испанском» и «германском». Поле щитов на этих монетах было гладким, и только «германский» щит на червонце 1707 г. (рис. 15-2) имел поле, покрытое точками, что в геральдике обозначает фон жёлтого цвета.

В 1730 г. на червонце Анны Иоанновны впервые государственный герб второго типа был изображен с орденом Андрея Первозванного (рис. 15-5); еще одной особенностью гербового орла на этой монете является «византийская» форма щита на его груди.

С 1738 и по 1796 г. червонцы Анны Иоанновны, Елизаветы Петровны, Петра III и Екатерины II, а также золотые 2-рублевики и рубли Елизаветы Петровны и Екатерины II имели гербового орла с московским гербом, размещенным в «итальянском» щите; при этом на 2-рублевиках и рублях отсутствовало изображение ордена Андрея Первозванного (рис. 15-6), причиной чему послужили, видимо, очень малые размеры этих монет.

Последней золотой монетой с гербом второго типа был червонец Павла I 1796 г.; московский герб у этой монеты был размещен на груди орла в «германском» щите.

На золотых монетах с гербом второго типа фон (поле) щита на груди орла получило «алую окраску» (обозначенную вертикальными линиями) с 1738 г.

На серебряных монетах герб второго типа впервые появился в 1730 г. и сразу с орденом Андрея Первозванного. В 1730—1737 гг. на рублях, а затем и на полтинах, встречается очень большое число вариаций рисунка гербового орла, объединенных единой стилистикой (рис. 5-7). Все они выполнены датским гравером на русской службе Антоном Шульцем и его учениками7. Орел типа Шульца имеет на груди «французский» по своей форме щит, очерченный (в подавляющем большинстве случаев) двойной линией. С 1734 г. поле щита уже покрыто вертикальными линиями, обозначающими в геральдике алый цвет.

В 1736 г. известный медальер Иоганн Карл Гедлингер, работая в Санкт-Петербурге по приглашению российского правительства, создал совершенно новый рисунок гербового орла, который сыграл заметную роль в геральдическом оформлении российских монет в последующие десятилетия. Разновидность орла Гедлингера (рис. 15-8) отличалась более реалистической трактовкой его деталей, «германским» геральдическим щитом на груди и цепью ордена Андрея Первозванного, «опущенной» на плечи орла. Орел этого варианта вначале был помещен на рублях 1736 г., отчеканенных штемпелями работы самого Гедлингера, а затем был скопирован московским резчиком штемпелей Лукьяном Дмитриевым для рублей 1737 г. Однако, уже в том же 1737 г. орел Гедлингера был заменен орлом нового рисунка, «сочиненным» тем же Дмитриевым для рублей и полтин. Новый орел (рис. 15-9) имел оперение, выполненное в условной манере, и два вида щита: на рублях — видоизмененный «германский», а на полтинах—видоизмененный «французский».

Орел типа Дмитриева просуществовал пять лет: в 1741 г. его сменил орел неизвестного автора (рис. 15-10) с другим рисунком оперения и видоизмененным «германским» щитом новой конфигурации. Такой орел изображался на рублях до 1758 г., на полтинах—до 1763 г. и на полуполтинниках—до 1775 г.

В 1757 г. французский гравер Жан-Антуан Дасье, приглашенный на русскую службу, изготовил рублевый штемпель с новым рисунком гербового орла. Вариант орла Дасье (рис. 15-11) помещался на серебряных рублях и полтинах до 1777 г., а в 1777 г. на серебряные монеты был возвращен орел Гедлингера (рис. 15-8), и чеканка монет с таким орлом продолжалась до 1810 г.

На медных монетах государственный герб второго типа впервые появился в 1726 г. на квадратных монетах («платах») Екатерины I (рис. 15-12), но это был лишь эпизод. Окончательно второй тип герба закрепился на медных монетах лишь в 1758 г. и вначале только на 5-копеечниках; для них был выбран только что появившийся в 1757 г. орел Дасье (рис. 15-11). Этот же орел, хотя и в чуть изменённом виде, был изображен на медных 10-копеечниках Петра III 1762 года, а также на 5-копеечниках Екатерины II, на которых он просуществовал до 1770-х гг.

В конце 1760-х гг., в связи с временным прекращением чеканки медных монет на Петербургском, московском Красном и на Сестрорецком монетных дворах, Екатеринбургский двор, оставшийся монополистом, сменил на своих пятаках разновидность орла, разработанную Дасье, на орла особого, и весьма неудачного рисунка: с маленькими крылышками и несуразно большими бедрами (рис.15-13). Лишь с 1781 г., когда к чеканке медных общегосударственных монет подключился Сузунский монетный двор, оба «медных» двора выбирают для своих 5-копеечников новый и довольно привлекательный рисунок орла (рис. 15-14).

В 1787 г. к чеканке медных монет подключается вновь организованный Таврический монетный двор, в 1788 г. ненадолго возобновляют чеканку меди Петербургский и московский Красный дворы, а также начинает функционировать в 1789 г. только что организованный «медный» Аннинский двор. Все эти четыре двора изображают на своих 5-копеечниках орла, несколько напоминающего орла Дасье (рис. 15-15), тогда как Екатеринбургский и Сузунский дворы в 1788 г. кардинально меняют свой рисунок орла: первый вводит совершенно новый (рис. 15-16), а второй обращается к орлу Гедлингера, но слегка видоизмененному. Типичный Гедлингеровский вариант орла также был изображен на штемпелях, специально изготовленных для проведения «павловского перечекана»8 (рис. 15-17).

С 1802 г. на медных монетах уже всех номиналов, а не только на 5-копеечниках, начинают помещать герб второго типа. Чеканят медные монеты теперь только на Екатеринбургском и Сузунском монетных дворах, причем Сузунский двор продолжает использовать орла, близкого к варианту Гедлингера, а Екатеринбургский двор в 1802—1803 гг. пытается ввести свой собственный рисунок орла (рис. 15-18), основной особенностью которого был щит на его груди известный в геральдике как «норманнский». Но уже в 1804 г. и этот двор переходит к дизайну орла, немного напоминающему в общих чертах орла Гедлингера9.

В 1810 г. произошло снижение весовой нормы медных монет, сопровождавшееся изменением рисунка гербового орла на всех чеканившихся в то время монетах (как медных, так и серебряных). Вначале каждый работавший тогда монетный двор помещает на монетах своего производства гербового орла собственного, отличного от других рисунка: Екатеринбургский двор—рис. 15-19 (с «французским» щитом), Сузунский—рис. 15-20 (с «германским» щитом), а Петербургский и Колпинский, являвшийся фактически филиалом Петербургского—рис. 15-21. Однако, в том же 1810 г. Екатеринбургский двор принимает рисунок орла, разработанный Петербургским двором, а в 1813 г. отказывается от собственного рисунка и Сузунский двор. Таким образом, с 1813 г. для всех монетных дворов и для всех чеканившихся тогда монет был установлен единый рисунок гербового орла—рис. 15-21; орел этого рисунка отличается резко поднятыми крыльями и щитом на груди, определяемым специалистами по геральдике как «германский» щит.

В таком виде герб второго типа просуществовал на серебряных монетах до 1826 г. и на медных—до 1830 г.

Государственный герб третьего типа

Третий основной тип государственного герба, отличавшийся от всех предшествующих особой конфигурацией гербового орла («орел с распростертыми крыльями»), наличием на его груди «английского» геральдического щита и особого набора атрибутов в его лапах, впервые появился на золотых монетах в 1817г. Но первоначальный вариант герба третьего типа (рис. 16-1) немного отличался от его основного варианта (рис. 16-4): на нем орла венчает только одна корона, а на груди орла помещен несколько видоизмененный «английский» щит.


Рис. 16

Второй вариант этого герба (рис. 16-2), появившийся на серебряных монетах в 1826 г., отличается не только от основного, но и от первоначального варианта: на нем в правой лапе орла отсутствуют стрелы-молнии. В 1830—1831 гг. во второй вариант герба было внесено изменение, приблизившее этот вариант к основному: вместо видоизмененного щита на груди орла поместили обычный «английский» щит (рис. 16-3); такой вариант герба изображался только на рублевых серебряных монетах. Наконец, в 1830 г. был начат продолжавшийся 10 лет выпуск медных монет с основным вариантом герба третьей разновидности (рис. 16-4): с тремя коронами над орлом, с «английским» щитом на груди орла и с полным набором соответствующих атрибутов в его лапах.

Государственный герб четвертого типа

Четвертый тип государственного герба, сменивший в 1832 г. на золотых и серебряных монетах третий тип, впервые появился на платиновых монетах в 1828 г., то есть за четыре года до его официального учреждения. Рисунок гербового орла для 3-рублевых и 6-рублевых платиновых монет (рис. 17-1) был выполнен ведущим медальером Петербургского монетного двора Якобом Рейхелем, а для 12-рублевика (рис. 17-2)—медальером того же двора Генрихом Губе. Орлы обоих видов имеют на груди «французский» щит, в таких же щитах на крыльях орла размещены шесть территориальных гербов. И у Рейхеля, и у Губе цепь ордена Андрея Первозванного окружает щит с московским гербом, а не надета на плечи орла, как на гербе второго типа.


Рис. 17

Фактически оба орла различаются только рисунком оперения, и тем не менее орел Рейхеля так и остался принадлежностью лишь 6- и 3-рублевых платиновых монет, а орел типа Губе не только изображался на 12-рублевых платинниках, но и был принят в 1832 г. для оформления всех общегосударственных золотых и серебряных монет. На этих монетах орел Губе в различных мелких вариациях просуществовал до 1858 г. и никогда не изображался на медных общегосударственных монетах.

Государственный герб пятого типа

Герб этой разновидности (рис. 18), учрежденный в 1849 г. для общегосударственных медных монет, просуществовал до 1859 г. без всяких изменений10. Рисунок оперения гербового орла имеет явную тенденцию к стилизации, на груди орла размещен видоизмененный «германский» щит; в таких же щитах на крыльях орла изображен комплект территориальных гербов, значительно отличающийся по составу от комплекта, находящегося на гербе четвертого типа.


Рис. 18

Ни на каких других монетах, кроме общегосударственных медных, пятый тип государственного герба не помещался.

Государственный герб шестого типа

В 1857г. император Александр II, любитель геральдики, пожелал изменить центральный элемент государственной символики — двуглавого орла изображенного на российских монетах, банкнотах, печатях и т. д. Для этого император призвал барона Бернгарда Кене – деятельного прусского нумизмата и специалиста по геральдике, который в императорском дворе произвел хорошее впечатление, возглавить геральдическую комиссию, которая должна была среди прочего решить вопрос о новом орле.

Новый рисунок орла, одобренный императором, впервые появляется на редчайшем наборе пробных серебряных монет 1858 года номиналом от пятачка до рубля, штемпеля для которого изготовил медальер Александр Лялин по рекомендациям комиссии Кене.

Орел этого типа (во всех четырех его вариантах) имеет на груди и на крыльях «французские» щиты; короны, венчающие орла, теперь стали соединяться между собой лентой ордена Андрея Первозванного, а все изображение в значительной мере стилизовано. В отличие от всех ранее выпускавшихся монет, Святой Георгий, помещенный на груди орла, теперь обращён влево, а не вправо (см. рис. 7-2). Это изменило российскую геральдическую традицию, которая существовала до этого на протяжении очень многих лет.

На крыльях изменился состав и порядок расположения щитков с территориальными гербами, а их количество увеличилось с шести до восьми. Работа над штемпелями лицевой стороны, изображающими восемь гербов со всеми деталями, особенно на монетах меньших номиналов была делом нелегким. Сам орел на новых монетах изображен более тщательно, с точки зрения геральдики он более Европейский – по стилю немецкий, особенно, что касается крыльев и хвоста.


Рис. 19

Рисунок гербового орла шестого типа изменялся трижды. Вначале герб был учрежден в 1859 г. с орлом, имевшим единый рисунок для золотых, серебряных и медных общегосударственных монет (рис. 19-1). Затем, для дополнительного обозначения продукции Варшавского монетного двора, на медных 3- и 2-копеечниках, чеканившихся на этом дворе со знаком «ВМ» («варшавская монета») в 1860— 1863 гг., было введено первое изменение, касавшееся, в основном, рисунка хвостового оперения орла (рис. 19-2). Второй раз рисунок хвостового оперения и некоторых мелких деталей гербового орла был изменен в 1860 г. для разменных (мелких) серебряных монет (рис. 19-3), что было связано с изменением весовой нормы и пробы сплава этих монет. Последнее, третье изменение рисунка гербового орла было произведено в 1886 г. для золотых и крупных серебряных (банковых) монет (рис. 19-4) и сопровождало целый комплекс нововведений: возвращение к изображению на этих монетах портрета императора, изменение их весовой нормы, а также пробы золота и серебра и, наконец, переход к метрическому11 выражению пробы драгоценных монетных металлов. Новым в рисунке орла было изображение над ним большой императорской короны и вновь измененное изображение хвостового оперения. Этот последний вариант рисунка гербового орла был воспроизведен для монетных штемпелей медальером Петербургского монетного двора А. Г. Грилихесом.

В заключение остается сказать, что упоминавшиеся «базовые» рисунки гербового орла, достаточно долго помещавшиеся на монетах массового выпуска (такие, например, как орёл Гедлингера, Дасье или Губе и другие варианты), с течением времени претерпевали некоторые изменения, не затрагивавшие, впрочем, их основы. Происходило это, во-первых, из-за отсутствия в XVIII и в первой половине XIX в. технических средств, обеспечивающих точное повторение первоначального рисунка орла при тиражировании штемпелей (в начале XVIII в.) или при воспроизведении вышедшего из строя инструмента для изготовления штемпелей (вторая половина XVIII в. и XIX в.). А во-вторых, рисунки гербового орла зачастую специально дорабатывались медальерами монетных дворов, видимо, с целью улучшения качества изображения; однако, в ряде случаев такая доработка желаемых результатов не давала.

Все изложенное выше свидетельствует о том, что корифей русской нумизматики А. В. Орешников вроде бы напрасно осуждал в начале XX столетия нумизматов за их интерес к таким деталям оформления российских монет императорского периода, как «особый вид орла с загнутыми крыльями», «число перьев в хвосте орла» и тому подобное. На самом же деле, подробное изучение рисунка гербового орла может обеспечить получение весьма важной информации о монете—установить время и место ее изготовления. Эта возможность приобретает особую ценность при обработке монетных кладов, поскольку входящие в их состав монеты (особенно медные) бывают часто повреждены коррозией с утратой (полностью или частично) цифр даты и аббревиатуры обозначения монетного двора.

За последнее время выполнен ряд работ, посвященных детальному изучению гербового орла на российских монетах XVIII—XIX вв., и при этом получены очень интересные результаты. Так, нумизмат Г. С. Евдокимов, на основании обследования большого количества медных монет 1730—1754 гг., на которых обозначение изготовившего их монетного двора не проставлялось, выявил такие особенности рисунка помещенного на них гербового орла, по которым (в совокупности с другими деталями оформления) может быть установлено место чеканки каждой из этих монет.

А. В. Храменков и Г. С. Евдокимов в результате изучения 5-копеечников 1723—1730 гг. выявили особенности в рисунке гербового орла на этих монетах, позволяющие опознавать фальшивые 5-копеечники шведской чеканки. В монографии Е. Г. Полуйко «Рубль Анны Иоанновны» классифицированы особенности рисунка гербового орла на рублевых монетах 1730—1740 гг. и установлена связь этих особенностей со временем и местом чеканки рублей в царствование Анны Иоанновны. Практически такое же исследование выполнено в отношении всех серебряных монет первой половины XIX в. в монографии американского нумизмата Р. Джулиана «Русская серебряная монетная чеканка 1796—1917».

Изложенный в настоящей работе фактический материал со всей очевидностью свидетельствует о наличии специфических особенностей в использовании геральдических изображений для оформления российских монет, чеканившихся в 1700—1917 гг.

Взять хотя бы такой важный вопрос, как упрощение, а следовательно и удешевление процесса изготовления монетных штемпелей. Поскольку в подавляющем большинстве случаев самым сложным (после портретов правителей) было воспроизведение на штемпелях различных геральдических изображений, именно эти изображения и позволяли осуществить ряд мер по удешевлению изготовления огромного количества штемпелей и тем существенно увеличить доход государства от эксплуатации монетной регалии. Так, на серебряных монетах до 1730 г. и на медных до 1754 г. помещали самое простое изображение государственного герба— без московского герба на груди двуглавого орла. Но и орел с московским гербом изображался в первой половине XVIII в. на золотых и серебряных монетах со значительными упрощениями: например, до 1730 г. на нем отсутствовал орден Андрея Первозванного, ставший принадлежностью российского герба еще в 1699 г., а поле щитка с московским гербом получило «окраску» (с помощью условного обозначения) лишь с 1734 г., хотя алый цвет поля этого щитка был законодательно определен еще в 1726 г.

Весьма специфичным было в XVIII в. использование на монетах принципиально различающихся геральдических изображений—в зависимости от металла и номинала монеты, причем обычно геральдическое изображение на монете было тем проще, чем дешевле был ее металл и ниже номинал. Монеты, изготовленные из различных металлов, получали дополнительное отличие и в XIX в., но теперь за счет лишь некоторых особенностей в рисунке помещавшегося на них гербового орла и без какого-либо согласования этих особенностей с ценой металла. А монетные дворы нередко использовали различающиеся между собой по рисунку изображения гербового орла для дополнительной маркировки своей продукции.

Наконец, в отдельных случаях на монетах могут присутствовать довольно своеобразные гербовые изображения – такие как, например, орёл с помещённым на его груди числовым обозначением номинала монеты (на 15 и 20 копейках Екатерины II) и прочие. На монетах специальных региональных выпусков могут встречаться совершенно особые варианты российского двуглавого орла, когда, например, в одной из его лап изображен меч, или когда на его груди вместо московского герба размещен какой-либо территориальный герб или гербы.

Эти и некоторые другие особенности воспроизведения на монетах геральдических изображений, обусловленные интересами российского денежного обращения и монетного производства, настолько своеобразны и значительны, что позволяют говорить о целесообразности введения в научный оборот такого понятия, как российская монетная геральдика.

Между тем, имеющиеся работы по отечественной геральдике либо вообще игнорируют ее нумизматические аспекты, либо сообщают по этому вопросу лишь самые элементарные сведения, которые к тому же часто бывают неточными, а то и просто ошибочными. И при этом конечно же совершенно не учитывается то обстоятельство, что именно монеты, выпускавшиеся многомиллионными тиражами, были в XVIII—начале XX в. основными носителями официального изображения как государственного герба, так и территориальных гербов России.

Данная работа представляет собой попытку восстановить законные права нумизматики в российской геральдике XVIII—XX вв.12

______________________________________________________

1 Подразделение изображений российского государственного герба на перечисляемые ниже основные типы является достаточно условным, однако такая градация не просто фиксирует изменения в отдельных элементах герба, что с точки зрения геральдики может не иметь принципиального значения, но и учитывает связь этих изменений с определенными выпусками монет, что весьма важно для нумизматики

2 Впервые изображение ордена Святого апостола Андрея Первозванного появилось на государственном гербе России в 1699 г., одновременно с учреждением этого ордена. Тот факт, что на российских монетах орден Андрея Первозванного стали изображать только 30 лет спустя, можно объяснить лишь стремлением упростить рисунок герба с тем, чтобы снизить расходы на весьма сложный процесс ручного изготовления монетных штемпелей.

3 В полном виде герб третьей разновидности изображен только на медных монетах.

4 Здесь и в дальнейшем цифры, помещенные на изображении гербового орла, соответствуют нумерации территориальных гербов России и некоторых иностранных гербов на рисунке 7.

5 До 1700 г. в российском монетном производстве фактически полностью преобладала ручная чеканка копейки и ее фракций на расплющенных кусочках серебряной (или медной) проволоки. Лишь с началом петровской денежной реформы на основных монетных дворах Москвы была внедрена машинная чеканка монет на круглых заготовках.

6 Российский герб первой разновидности помещался на монетах России и позднее, но это были уже не общегосударственные монеты, а монеты двух специальных выпусков: для Прибалтийских провинций России (1756-1757 гг.) и для Восточной Пруссии, занятой русскими войсками (1759-1761 гг.); в обоих случаях этот герб был изображен на монетах только младших номиналов.

7 А. Шульц является, видимо, также автором рисунков орла в гербе первой разновидности, помещавшемся на полтинах Анны Иоанновны в 1731—1733 гг. (см. рис. 1).

8 «Павловским перечеканом» называется перечеканка при Павле I 10- и 4-копеечников 1796 г., изготовленных (по предложению последнего фаворита Екатерины II князя П. Зубова) перечеканкой ранее выпускавшихся 5- и 2-копеечников. Особенностью «павловского перечекана» было не только возвращение 10- и 4-копеечников 1796г. в их прежнее (5- и 2-копеечное) достоинство, но и придание им внешнего оформления монет Екатерины II.

9 На 5-копеечниках Екатеринбургского двора орел схожий с орлом Гедлингера (с некоторыми изменениями в рисунке оперения) начинает встречаться уже в 1803 г., тогда как орел особого рисунка (рис. 15-18) обнаруживается на этих монетах и после фактического возврата к орлу, похожему на разработанного Гедлингером—в 1804 и 1805 гг. Подобная же ситуация наблюдалась в конце 1760-х – начале 1770-х годов на Екатеринбургском монетном дворе, когда там одновременно с пятаками нового образца несколько лет (в 1768, 69, 70, 71 и 74 годах) чеканились пятаки старого рисунка (с орлом Дасье).

10 Медные монеты с гербом пятого типа встречаются и в 1859, и в 1860 г. – это монетные дворы в целях экономии использовали в работе хорошо сохранившиеся устаревшие гербовые штемпели.

11 До 1886 г. проба золота и серебра для общегосударственных монет обозначалась количеством чистого драгоценного металла в золотниках (золотник—1/96 фунта), содержащимся в 1 фунте сплава; с 1886 г. пробу стали обозначать количеством чистого драгоценного металла в граммах, содержащимся в 1 килограмме сплава (метрическое выражение пробы).

12 Необходимо также отметить, что существенные особенности имеет геральдическое оформление не только монет, но и российских бумажных денежных знаков.

 

Источник: Уздеников В. В. Изображение российского гербового орла на российских и некоторых иностранных монетах XVIII– начала XX вв. //  Гербовед. – 1999. – № 38.


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.